Шестое последствие смут: Истина смешивается с ложью и становится невозможным их различить

Categories: Призыв

Из числа последствий смуты то, что во время смуты многие не могут отличить истину ото лжи. Человека убивают, а он не знает за что был убит, также как и убийца не знает за что убил его. Поистине, это пылающая смута, приводящая к буйству людей, когда меняются сердца, когда опасности обретают серьезные последствия, людей со всех сторон окружает зло, и в делах появляется неясность. Абу Муса аль-Аш‘ари сказал: “Поистине, когда наступает смута, она неразличима, и только после ее завершения проясняется ее суть”. ат-Табари в «ат-Тарих» 3/26.

То есть, когда людей настигает смута, они ее не видят и она неясна им, а после того как она уходит людям становится ясно, что это была смута и познают ее суть.[1]

Мутарриф ибн ‘Абдуллах ибн аш-Шиххир сказал: “Поистине, смута наступает не для того чтобы вывести людей на прямой путь, а для нанесения вреда верующему в его религиозных делах”. Ибн Са‘д в «ат-Табакъат» 7/142, Абу Ну‘айм в «аль-Хилья» 2/204.

От смуты не спасаются даже когда предостерегают от нее и разъясняют признаки, по которым ее можно распознать, пример чему смута и искушение Даджаля (антихрист). Поистине, это самое большое искушение и наиболее великая смута, и пророк (мир ему и благословение Аллаха) сообщил о ней своей общине, предостерегая от нее. Он (мир ему и благословение Аллаха) самым ясным образом разъяснил признаки, по которым ее можно распознать, и по которым можно разоблачить Даджаля, но, несмотря на это, за ним последует огромное количество людей. И из наставлений пророка (мир ему и благословение Аллаха) – отдаление от смуты. Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) сказал: «Пусть каждый, кто услышит о Даджале, удаляется от него, ибо клянусь Аллахом, придет к нему человек, считая себя верующим, а затем последует за ним из-за сомнений, которые он сеет». Ахмад 19968, Абу Дауд 4319, аль-Хаким 4/576. Хадис достоверный. См. «Сахих аль-джами’» 6301.

Также запрещено приступать к какому-либо делу, когда оно неясное и сомнительное, особенно если это касается жизни людей. В Сахихе Муслима сообщается, что пророк (мир ему и благословение Аллаха) сказал: «Кто сражался под неясным (слепым) знаменем и проявлял гнев во имя своего племени, или призывал к национализму, или помогал только из-за любви к своему племени, и был убит, тот был убит убийством времен джахилии».[2] Муслим 1848.

Также уместно в данной теме упомянуть историю славного сподвижника Са‘да бин Абу Уаккъаса (да будет доволен им Аллах), и рассказать о его поступке во время смуты между ‘Али ибн Абу Талибом и Му‘ауией (да будет доволен ими Аллах). ‘Абдур-Раззакъ с достоверной цепочкой передатчиков передал от Мухммада ибн Сирина, что как-то Са’да спросили: “Почему ты не сражаешься? Ведь ты из числа принимавших участие в совете (ахль аш-шура), и потому ты обязан сражаться, более чем кто-либо другой ”. Он ответил: “Я не стану сражаться, пока вы не дадите мне меч с двумя глазами, языком и губами, который отличал бы неверного от верующего. Я сражался на пути Аллаха и знаю, что такое джихад”. ‘Абдур-Раззакъ 20736, Абу Ну‘айм в «Ма‘рифа ас-сахаба» 1/135.

Слова: Я не стану сражаться, пока вы не дадите мне меч с двумя глазами, языком и губами, который отличал бы неверного от верующего” означают: дайте мне меч, который будет отличать верующего от неверного, и когда я буду бить им мусульманина, он будет отскакивать, а когда неверного – убивать его. А слова: “Я сражался на пути Аллаха и знаю, что такое джихад”, означают: Я сражался на пути Аллаха и знаю, каким именно является джихад. Ну а в такое сражение, где мусульмане убивают друг друга и летят их головы, я не вступлю, если только вы не дадите мне описанный мною меч.

Затем Са’д привел удивительный пример, сказав: “Нас с вами можно сравнить с теми, кто передвигались по ясному пути, и настиг их бушующий сильный ветер, по причине чего они потеряли видимость дороги и сбились с пути. Тогда некоторые из них сказали: «Дорога находится по правую сторону». Отправившись в ту сторону, они заблудились и сбились с пути. Другие сказали: «Дорога находится по левой стороне». Они отправились в ту сторону, после чего заблудились и сбились с пути. Остальные же сказали: «Мы были на правильном пути, когда начал бушевать ветер, поэтому остановимся и переждем тут». Наутро ветер стих и дорога снова прояснилась. Последняя группа (оставшаяся на месте) и есть «аль-джама‘а», которые говорят: «Нам стоит придерживаться того, что оставил нам посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) до тех пор, пока не встретим его, и мы не вступим во что-либо связанное со смутой!»” Ибн аль-А’раби в «аль-Му’джам» 713, аль-Хатаби в «аль-‘Узля» 72, Ибн ‘Асакир в «Тарих ад-Димашкъ» 39/496.

Са’д ибн Абу Уаккъас, ‘Абдуллах ибн ‘Умар и группа из числа сподвижников считали в отношении произошедшего между Му’ауией и ‘Али, что меч не является решением проблемы. Решением проблемы они считали примирение, рассудительность в делах и т.п.[3]

У ‘Али в этом вопросе был свой иджтихад, и у Му’ауии был свой иджтихад. А кто приложил все усилия и старания для поиска истины и правильного решения, тот удостаивается награды за свое усилие и за правильное решение. А если же он ошибся, то ему прощается ошибка и записывается награда за приложенные усилия при принятии решения. Об этом сообщил пророк (мир ему и благословение Аллаха): «Если судья вынесет решение, проявив усердие (иджтихад), и (его решение) окажется правильным, ему полагаются две награды, если же он вынесет решение, проявив усердие, и ошибется, то ему полагается одна награда». аль-Бухари 7352, Муслим 1716.


[1] Шейхуль-Ислам Ибн Таймия сказал: “Поистине, зло смут становится известным после того, когда они завершились. Когда же смута только разгорается, она приукрашена и люди думают, что в этом есть благо. Но после того как люди вкусят горечь смут в виде бедствий и несчастий, то вред этого для них становится уже очевидным”. См. “Минхадж ас-Сунна” 4/409.

[2] Имам ан-Науауи относительно слов: «сражался под неясным (слепым) знаменем» сказал: Слепо совершаемое дело, смысл которого неясен. Таковым было мнение Ахмада бин Ханбаля и большинства ученых”. См. «Шарх Сахих Муслим» 12/238.

Имам ат-Тыби сказал: “Речь идет о цели людей, которые собрались вокруг какого-то дела, и не ясно  это истина или заблуждение. А затем призывают людей сражаться за это”. См. “Шарх аль-Мишкат” 7/223.

[3] Из числа сподвижников, которые не поддержали ни одну из сторон во время смуты: Ибн ‘Умар, Абу Хурайра, Усама ибн Зайд, Саляма ибн Акуа’, Сухайб ар-Руми, Мухаммад ибн Маслама, Са’д ибн Абу Уаккъас, ‘Ирман ибн Хусайн, Абу Муса и многие др. (да будет доволен ими Аллах). Мухаммад ибн Сирин сказал: “Когда началась фитна, сподвижников посланника Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) было десять тысяч. И не участвовало в ней из них сотня, и даже тридцать человек!” аль-Халляль в “ас-Сунна” 2/66.

А аш-Ша’би говорил: “Никто не принимал участие из сподвижников в верблюжьей битве, кроме ‘Али, ‘Аммара, Тальхи и аз-Зубайира. И если мне назовут имя пятого сподвижника, то я — лжец!” аль-Халляль в “ас-Сунна” 2/66.