О стихе, приписываемом имаму Ибн аль-Мубараку

Categories: Жиһад

Хвала Аллаху – Господу миров, мир и благословение нашему пророку Мухаммаду, членам его семьи и всем его сподвижникам.
А затем:

Среди мусульман очень распространены стихи, приписываемые имаму Ибн аль-Мубараку, который якобы находясь на рибате (защите исламских границ), отправил имаму аль-Фудайлю ибн ‘Ийяду стихи, в которых говорится следующее:
«О поклоняющийся в двух Святынях (Мекке и Медине), если бы ты увидел нас, то понял бы, что ты в своем поклонении играешься. Если твои щеки омывают слезы, то наши шеи омываются нашей кровью. И если ты утомил своего коня ерундой, то наши кони утомились на заре…».

Эта история весьма распространена среди мусульман, как в арабских, так и не арабских странах. Ее часто рассказывают некоторые имамы на пятничных проповедях и различные рассказчики (къуссас) в собраниях. Эти стихи распиваются, как нашиды и им посвящен целый сборник нашидов под названием «Йя ‘абидаль-харамейн». И эту историю часто распространяют различные проповедники, как довод на то, что самое лучшее поклонение для саляфов – это джихад.

На самом же деле эта история, приписываемая имаму Ибн аль-Мубараку, не достоверна, о чем говорили после проведенного исследования многие шейхи, а некоторые из них порицали также и ее содержание.

Что же касается ее достоверности, то в иснаде этого сообщения, которое приводит имам аз-Захаби в “ас-Сияр” 8/427 и хафиз Ибн Касир в своем тафсире 1/408 содержится ‘Абдуллах ибн Мухаммад Къады Насыбин, который является неизвестным передатчиком (маджхуль), и Мухаммад ибн Ибрахим ибн Аби Сакина, о котором имам Абу Хатим сказал: “Хадисы, которые он передает ложные, что указывает на то, что он лжец!” См. “Лисан аль-мизан” 1/131.

Также это сообщение приводят имам Ибн ‘Асакир в «Тарих ад-Димашкъ» 32/449 и имам ас-Субки в «Табакъат аш-шафи’ия» 1/286, но в этом иснаде Абу аль-Муфадль Мухаммад ибн ‘Абдуллах аш-Шайбани, которого вообще обвиняли в измышлении хадисов. См. “аль-Мизан” 5/54.

Среди имамов, обвинявших этого передатчика в измышлении хадисов – имам ад-Даракъутни и Абуль-Къасим аль-Азхари. Имам Хатыб аль-Багъдади говорил об этом передатчике: “Он передавал редкие хадисы и вопросы с ответами шейхов, и люди записывали от него. Затем, когда выявилась его ложь, его сообщения стали отвергать и рвать его записи. И он выдумывал ложные хадисы для рафидитов”. См. “Тарих аль-Багъдад” 5/466.

Имам Ибн ‘Иракъ сказал о нем в главе о лжецах: “Он был даджаль, который выдумывал хадисы!” См. “Танзих аш-шари’а” 1/107.
Если этот человек возводил ложь на самого посланника Аллаха (мир ему и благословение Аллаха), то что ему стоило приписать эти стихи Ибн аль-Мубараку?! Вполне вероятно, что эти стихи выдумал именно этот рафидит, упрекая тем самым имама аль-Фудайля словами Ибн аль-Мубарака и выставляя самого Ибн аль-Мубарака тем, кто именует совершение поклонения игрой!
Таким образом, нет никакого сомнения в том, что эта история выдуманная и не имеет никакого отношения к имаму Ибн аль-Мубараку, а что касается того, кто будет утверждать обратное, то пусть предоставит доказательства вместо эмоциональных возмущений! Истину говорил шейхуль-Ислам Ибн Таймия: “Слова, переданные от саляфов и ученых, нуждаются в уточнении их достоверности и понимании их смысла так же, как в этом нуждаются слова, сказанные об Аллахе и Его посланнике (мир ему и благословение Аллаха)!” См. “Маджму’уль-фатауа” 1/246.

Кто-то может спросить: «А почему тогда хафиз Ибн Касир привел это сообщение в толковании к последнему аяту суры Али ‘Имран?»

Ответ на это таков: «Имамы не выдвигали строгих условий для того, чтобы передавать слова саляфов, как они выдвигали это в отношении хадисов. Имам Хатыб аль-Багъдади говорил: “Что же касается сообщений праведников, аскетов, поклоняющихся и мудрецов, то наличие у этих сообщений иснадов является украшением этих сообщений, однако это не является условием для того, чтобы их можно было передавать”. См. “аль-Джами’ аль-ахлякъ ар-рауи” 2/316.

Что же касается тех высказываний, которые приписываются ранним имамам, и в которых содержится важный смысл, как например, сообщение, в котором приписывается имаму Абу Ханифе слова, что он якобы называл Коран сотворенным; или что называл ‘акыкъу – нововведением; или слова, приписываемые Са’ид ибн аль-Мусайибу, что он дозволял песни, в сопровождении музыкальных инструментов и т.д., то подобные сообщения нуждаются в уточнении их достоверности, о чем говорил шейхуль-Ислам: “Слова, переданные от саляфов и ученых, нуждаются в уточнении их достоверности и понимании их смысла так же, как в этом нуждаются слова, сказанные об Аллахе и Его посланнике (мир ему и благословение Аллаха)!” См. “Маджму’уль-фатауа” 1/246.

Однако после того, как стало ясно, что то или иное высказывание, передаваемое от кого-либо из саляфов или имамов не достоверно, нельзя его ему приписывать!

Что же касается самой этой темы, то об этом говорили многие шейхи:

Спросили одного из самых близких учеников мухаддиса Йемена Мукъбиля – шейха Яхью аль-Хаджури: «Какова достоверность къасыды (жанр лирической поэзии), которая приписывается ‘Абдуллаху ибн аль-Мубараку, да смилуется над ним Аллах, что он послал это аль-Фудайль ибн ‘Ийяду, да смилуется Аллах, в которой сообщается: “О поклоняющийся в двух Святынях, если бы ты увидел нас, то понял бы, что ты в своем поклонении играешься”?»

Он ответил: “Эта къасыда слабая со стороны иснада и порицаемая со стороны ее смысла! Что же касается ее иснада, то в нем ‘Абдуллах ибн Мухаммад Къады Насыбин, который передает это сообщение со слов Мухаммада ибн Ибрахима ибн Аби Сакины, который передал от Ибн аль-Мубарака, что он послал его к аль-Фудайль ибн ‘Ийяду с этим байтом (вид стихотворной строфы). Этот Ибн Аби Сакина является неизвестным рассказчиком, и Къады Насыбин тоже такой же! Также это сообщение неприемлемо со стороны своего смысла. Послушай слова этих байтов: «О поклоняющийся в дух Святынях, если бы ты увидел нас, то понял бы, что ты в своем поклонении играешься». Саляфы, да будет доволен ими Аллах, никогда не отзывались пренебрежительно об обрядах поклонения и не именовали поклонения игрой! Да упасет Аллах Ибн аль-Мубарака называть игрой намаз, пост или ночное выстаивание в Заповедных местах Аллаха, тем более вы знаете о превосходстве молитвы в Мекке! Также в стихе говорится: «Если твои щеки омывают слезы, то наши шеи омываются нашей кровью». Да упасет Аллах Ибн аль-Мубарака хвастаться, словно он говорит: «Твои щеки омывают лишь жидкость твоих слез, а наши шеи омываются кровью» и т.д. Обладающие знанием превыше этого, и они далеки от того, чтобы говорить: «Мы делаем то-то и то, а ты делаешь лишь это…». Нет, брат мой, этот стих, который приводится в «Фатхуль-Маджид», мы разбирали уже его, что иснад этого сообщения слабый, а смысл порицаемый!” См. “Асиля аль-хадисия” № 1, (7 Джумад аль-уля 1424г.х.).

Также ученик шейха аль-Альбани – шейх ‘Али аль-Халяби на вопрос: «Мы слышали от некоторых братьев, что ученые называли недостоверным стихи, приписываемые Ибн аль-Мубараку: “О поклоняющийся в двух Святынях…”. Что вы скажите по этому поводу?», ответил, что это сообщение является слабым. Сл. “Шарх аль-Ибана”.

Также ‘Али Хашиш назвал это сообщение слабым в первом томе своей книги «Тахзир ад-да’ия миналь-ахадис аль-уахия», и сказал: “Абдуллах ибн аль-Мубарак никогда не относился пренебрежительно к поклонению своего шейха аль-Фудайля ибн ‘Ийяда, чтобы говорить: «О поклоняющийся в двух Святынях, если бы ты увидел нас, то понял бы, что ты в своем поклонении играешься»”.
Также говорил и автор работы «Табсыра улиль-ахлям мин къысас фиха калям».

На основании всего сказанного становится ясно, что это сообщение не достоверно от Ибн аль-Мубарака.

Во-вторых, из текста этого байта понимается, что игрой именуются либо сами поклонения помимо рибата, либо же совершение поклонений, чего не мог произнести такой великий и признанный имам, как Ибн аль-Мубарак. Эти слова больше похожи на известное нововведение, как разделение религии на шелуху и сердцевину (къушур уа любаб). Согласно этой логике, важным и достаточным является только «сердцевина» Ислама, а что касается категории так сказать «шелухи», то это может быть отброшено из-за своей незначительности. Истина же состоит в том, что в шариате Всевышнего любое поклонение является важным, однако есть первостепенные вещи, и нет ничего ненужного или неважного, даже если речь идет о том, как справлять нужду, не говоря уже о совершении столпов Ислама! Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) говорил: «Не относись пренебрежительно ни к чему из одобряемого, и даже к тому, что следует тебе встречать брата своего с приветливым лицом». Муслим 2626.

Спросили как-то шейха Ибн База: «Каково положение шариата в отношении того, кто говорит: “Бритье бороды и укорачивание одежды ниже щиколотки является шелухой и незначительным вопросом, а не основным”». Шейх ответил: “Эти слова очень опасны и порицаемы! Нет в религии шелухи. В религии все является важным и благим. Да, в религии есть первостепенные вещи и второстепенные, и вопрос бритья бороды и укорачивание одежды не из первостепенных вещей. Однако недозволенно называть какое-либо положение религии шелухой. И есть опасение за того, кто сказал подобное, что его слова могут стать издевательством над религией, по причине чего он может стать вероотступником (муртад)!” См. “Фатауа ‘уляма аль-баляд аль-харам” 321.

В-третьих, разве есть какое-либо указание в шариате на то, что кровь, текущая по шее имеет такое сильное превосходство над плачем перед Аллахом, чтобы делать это предметом упрека? Наоборот, достоверно известно, что посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) одинаково упомянул о великом достоинстве этих двух вещей, сказав: «Глаза троих в Судный день не увидят Огня! Глаза того, кто плакал из страха перед Аллахом; глаза того, кто был стражником на пути Аллаха, и глаза, которые потуплялись при виде запрещенного Аллахом». Ахмад 4/134, Абу Я’ля 7/307, Ибн ‘Асакир 1/297. Хадис достоверный. См. “ас-Сильсиля ас-Сахиха” 2673.

В-четвертых, имам Ибн аль-Мубарак был слишком скромным, чтобы произносить подобные слова, ибо он был из числа тех, кто любил скрывать свои благодеяния, а не хвастаться ими! Так, например, сообщается, что когда Ибн аль-Мубарака спросили о самообольщении, он сказал: “Это когда ты полагаешь, что обладаешь чем-то, чего нет у других! И я не знаю для мусульман хуже качества, чем самообольщение!” См. “ас-Сияр” 8/407.

Сообщается от Мухаммада ибн ‘Исы, что однажды ‘Абдуллах ибн аль-Мубарак выплатил долг за одного юношу размером в десять тысяч дирхамов, потребовав не говорить о том, что это сделал он, о чем стало известно людям лишь после его смерти. См. “Тарих аль-Багъдад” 10/159.

Более того, ‘Абда ибн Сулейман аль-Маруази рассказывал: “Однажды, когда мы были в военном походе против Византийцев с Ибн аль-Мубараком, на нас напали враги. Когда же сошлись два отряда между собой, вышел один человек из числа врагов и стал призывать к дуэли. Тогда вышел к нему один из наших людей и убил его. Затем он убил еще другого и третьего, и стал призывать их сторону на дуэль. А когда к нему вышел один из них, он сражался с ним и преследовал его около часа, после чего ранил его и убил. Когда же люди сбежались, чтобы узнать, кто это, оказалось, что это был Абдуллах ибн аль-Мубарак, который скрывал свое лицо маской”. См. “ас-Сияр” 8/394.

С большим трудом вериться, что такой человек является автором этих строк, в которых он якобы пишет о том, как они храбро сражаются и истекают кровью, что больше походит на хвастовство и показуху. Тем более речь идет о том, что такие слова: «И если ты утомил своего коня ерундой, то наши кони утомились на заре» адресованы великому имаму аль-Фудайль ибн Ийяду, который отличался своей суровостью по отношению к приверженцам нововведений, и о знании, аскетизме, усердном поклонении и достоинствах которого имамы писали множество глав! Более того, сам Ибн аль-Мубарак говорил о нем: “Поистине, аль-Фудайль ибн ‘Ийяд был правдив с Аллахом, по причине чего был награжден мудростью! И аль-Фудайль – это тот, с чьего знания следует извлекать пользу!” См. “Тахзиб аль-камаль” 15/105.

В-четвертых, некоторые имамы из числа саляфов, любили совершать рибат раз в году для получения награды, а не из-за того, чтобы считали это обязанностью для каждого и самым наилучшим поклонением. И Ибн аль-Мубарак не провел всю свою жизнь на джихаде и рибате. Так неужели же сам Ибн аль-Мубарак, когда возвращался к приобретению знания и его распространению, а также поклонению был тем, кто игрался?!

Но даже, если кому-то кажется, что это сообщение весьма приемлемо со стороны смысла и не несет в себе никакого порицаемого содержание, то все равно он не имеет право приписывать это Ибн аль-Мубараку, поскольку оно не достоверно со стороны иснада!

И в завершении хотелось бы, чтобы те, кто сочиняет нашиды из этого стиха, приписываемого Ибн аль-Мубараку, а также рассказывает его с энтузиазмом, сделали подобное без подробного исследования достоверности и со следующими его не менее известными высказываниями:

Однажды Ибн аль-Мубарак сказал своим друзьям, находясь в военном походе: “Знаете ли вы деяние, которое было бы лучше чем это?” Ему ответили: «Нет!» Тогда он сказал: “Зато я знаю! Мягкий, воздерживающийся от просьб человек, у которого большая семья, который выстаивая ночную молитву находит своих детей скинувшими с себя во сне одеяло, накрывает их и снова возвращается к ночной молитве!” См. “Шарх хадис Джибриль” 610.

Также Ибн аль-Мубарак говорил: “Ничего не сравнится с содержанием своей семьи, и даже джихад на пути Аллаха!” См. “ас-Сияр” 8/399.

И в завершении хвала Аллаху – Господу миров!